Пропустить контент

Проект «Люди и судьбы» библиотеки БГУКИ

Posted in Новости

Мир с Харуки Мураками

Некоторые идеи начинаются с классики. С прочтения Достоевского, Пушкина, Толстого, Моэма, Шекспира и других мэтров литературного творчества. С течением времени к признанным мастерам присоединяются новые имена, и вот уже у каждого появляется «книжная» компания, состоящая из интересных собеседников.

Проект «Люди и судьбы» библиотеки БГУКИ пять лет назад начался именно с такой идеи. С рассказа о Достоевском и его творчестве. Он был придуман для тех людей, которые действительно готовы к новым знакомствам или неожиданному прочтению известных произведений. И сегодня речь пойдёт о многогранном писателе, который давно обрёл статус культового далеко за пределами своей родины.

Говорить мы будем о Харуки Мураками. Почему именно он? Потому, что едва ли можно найти другого такого автора, отзывы о котором были бы столь противоречивы, а книги его были настолько неоднозначны. Знакомство с другой культурой лучше всего начинать не с туристической поездки, не с кинофильмов и музыки, а с книжных страниц. Ведь каждый автор концентрирует в своём тексте образ мышления своего народа.

Другой менталитет. Другая культура. Присущая жителям страны Восходящего солнца медитативность, эстетика. Литературные поиски японских авторов иные, чем у европейцев или латиноамериканцев, например. Они живут и умеют находить красивым даже простое падение листика с дерева в пору осени. Созерцательность жизни — вот то, что отличает японский образ жизни от того же европейского, американского. Хотя в современном обществе все настолько перемешивается и сливается, что даже самобытность японской культуры постепенно теряется (впрочем, как и любой другой культуры). Однако философия существования сохраняется в произведениях Кобэ, Мураками и других. Японским писателям удалось стать мейнстримом за непродолжительный срок. Это мистическое преобразование и открыло страну сёгунов для мировой литературной сцены, тогда как русским авторам, к примеру, нужен очень сильный толчок и грамотный маркетинг для популяризации и попадания в топ-листы. Почему? У японцев иное мышление. Всегда интересно читать мысли человека, который не похож на тебя, его понимание мира иное и не такое, как твое. Это другие проблемы, которые волнуют писателей, это другой темп жизни, это другой мир. А каждый человек, признает он это или нет, — путешественник. Можно мчаться на экспрессе в Сибирь, совершать перелет на огромном авиалайнере через океан, чтобы познать иную культуру. Но если в силу каких-либо причин данное действие невозможно? Что если интернет не передает атмосферу страны, куда так хочется попасть? Книга поможет совершить прыжок через миллион километров и примерить на себя роль туриста, а может и (на время, конечно) помочь стать другим.

Не скажу, что именно японские писатели самые интересные. Что у них истории насыщеннее, драматичнее, динамичнее. Это абсолютное утверждение, а я сознательно избегаю таких ситуаций, потому что мнение у каждого человека разное. Кто-то прочитает первое предложение книги или первый абзац и закроет ее. Знакомство с автором будет закончено. А кто-то с упоением окунётся в мир писателя и будет страница за страницей наслаждаться текстом. Мы все разные. И найти такой ключик к каждому, который бы открыл душу читателя автору сложно. Эта удача ждет немногих тружеников пера. И возвращаясь к книгам Мураками, я думаю: а что же я понял из размышлений другого человека, гораздо опытнее меня? Все люди разные, каждый уникален, несмотря на то, что имеются объединяющие слова «народ», «нация», «люди» и другие. Писатели, поэты, драматурги тоже разные. Не важно, японские, китайские или белорусские это творцы. Они дают нам возможность думать, видеть, слышать, чувствовать как они и проживать те события, которые прожили сами. И это главное. Я могу сказать: я бегал вместе с Мураками, когда «Что я говорю, когда говорю о беге» будет прочитана. Если кто-то еще прочтет его книгу о беге, он тоже будет бегать с Харуки Мураками. А это что-то значит. Значит, я и любой другой человек думал так, как автор и посмотрел на вещи так, как на них смотрел сам писатель.

Для меня знакомство с Харуки Мураками – это одно из тех знакомств в литературе, которое действительно уникально. Это не философ-экзистенциалист, не представитель сюрреализма на книжных страницах, нет. Мураками действительно приятный собеседник, показывающий, что в жизни каждого можно отыскать удивительную историю, стоит лишь присмотреться.

Доступность изложения жизненных позиций удивительна: текст Мураками прост и в то же время многогранен. Вот я читаю «Что я говорю, когда говорю о беге» и вижу, как он воспринимал мир, себя, близких на протяжении четверти века, и в какой-то момент я начинаю думать так, как он. Поразительная метаморфоза. Это первое погружение в авторский текст до такой степени, что мои мысли сливаются с повествованием книги! Удивительно, невероятно и… необычно…

Казалось бы, сегодня существует великое множество авторов — выбирай любое произведение и плыви по течению или продирайся сквозь заросли аллюзий, метафор и прочих высокохудожественных изысков. Но такой подход превращает легкое чтение или даже серьезное чтение романа, повести, новелл в труднодоступное священнодейство. А Харуки Мураками? Что он говорит, когда говорит о музыке, любви, традициях, беге? Он пишет… Нет! Все-таки говорит, потому что в подсознании начинает звучать каждая строчка, которой делится автор. Итак, он говорит о том, свидетелем каких событий стал, как он начал свою карьеру от звука удара по бейсбольному мячу. Каждый из нас, читающий книги – свидетель революции внутри Мураками, революции в его целях и взглядах на жизнь, ее смысл и итоге его напряженных тренировок и борьбы с собой.

И самой лучшей характеристикой Мураками, его творчества и образа мыслей, на мой взгляд, можно считать его слова: «Кто придумал эти правила жизни? Кто решает, что мне делать и почему? Хочу всё это понять. А что дальше — не знаю».

Сидоров Георгий, 431 группа ФИДК, специально для проекта «Люди и судьбы»

Минск, 2016 год