Пропустить контент

Прогулка по редкому фонду библиотеки БГУКИ

Posted in Новости

Загадка «гродненской» Псалтири

Многоуважаемые любители книжных древностей, мы продолжаем знакомиться с уникальными книгами библиотеки БГУКИ, совершая очередную «Прогулку по редкому фонду».

Ныне предлагаем путешествие в XVIII век и знакомство с загадочной «гродненской» старообрядческой Псалтирью 7296 года издания от сотворения мира.

Что есть Псалтирь?

Псалтирь (от греч. ψαλτήριον (псалтерион) – музыкальный инструмент) – библейская книга Ветхого Завета, состоящая из 150 или 151 (в православных греческом и славянском вариантах Библии) песней (псалмов, греч. ψαλμός), излагающих благочестивые излияния восторженного сердца верующего при разных жизненных испытаниях. Псалтирь была очень популярна как в дохристианский период, так и начиная с эпохи раннего христианства. Она была переведена на греческий язык вместе с другими частями Септуагинты и положена в основу христианского богослужения и гимнологии. Вся Псалтирь делится на 20 разделов, которые называются кафизмами, каждая из которых, в свою очередь, делится на три части («Славы» или статии), заканчивающиеся молитвой «Слава Отцу и Сыну и Святому Духу».

Псалтирь из спокон веков была любимой книгой христианского мира, по ней учились грамоте, зачитывая до дыр, а многие знали псалмы наизусть.

Кстати, будет интересно, что первой ветхозаветной книгой, которую перевели святые братья Кирилл и Мефодий в 863 году на церковнославянский язык, была именно Псалтирь. Вспомним, что и восточнославянский и белорусский первопечатник Франциск Скорина начал издание «Библии Русской» в 1517 г. с Псалтири.

Практически во все времена из-за некоторой сложности для понимания церковнославянского текста образованные люди старались заново переложить Псалтирь на русский язык. Одну из первых попыток приблизить Псалтирь к разговорной речи предпринял духовный писатель, наш земляк, иеромонах Симеон Полоцкий, подготовивший и издавший в 1660 году в собственной Московской типографии русифицированную «Псалтырь рифмованную». Это издание было запрещено, но все равно читалось и пользовалось немалой популярностью. Будет интересно упомянуть, что искусству стихосложения М. В. Ломоносов учился именно по этой книге преподобного Симеона Полоцкого.

В чем интрига Псалтири из редкого фонда библиотеки БГУКИ, какова доля истины в тех сведениях, которые указаны в колофоне издания? Об этом ниже, а сейчас представим полную библиографическую запись на нашу Псалтирь.

Наша Псалтирь

Псалтирь. – (Гродненская типография, 7296). – [Типорграфия П. И. Селезнева в Махновке и К. Колычева в Янове, после 1803]. – Выход. свед. на л. 367 (об) // Ныне же // которым тисненïем с того же переводу // ни в чем же отменно, издания в типо // грфïи Е. К. В. Гродненской, 7296 // го году, в похвалу и славу и // честь б(о)гу и тро(и)це славимо // му, и пр(е)с(вя)тей б(огоро)д(и)це, и // всем с(вя)тым, // аминь // ; начало на л. 1 // Ведомо же боуди и ώ сем яко // подобает всякому хр(и)стïянину ведати // . – 4°. – 1 (2-го счета)–18, 20–36, 39–40, 43–48, 51–64, 67–71, 100, 103, 128, 132–135, 147, 168, 171, 292, 295, 311–316, 318, 341–367 л. Количество строк на странице: 16. Шрифт: 91 мм. Сигнатуры: А(4) – S (4) з(4+1), И(4) – V4, aa(4) – vv(4), aaa(4) – ффф(4). Бумага: 1801, 1803. Литеры: л 1-го сч. 5, 9, 13, 17, 21, 25, 29; 2-го сч. 4, 12, 20, 24, 32, 44, 52, 56, 64, 68, 76, 180, 184, 192, 204, 208, 212, 232, 236, 240, 244, 248, 252, 256, 260, 268, 272, 276, 280, 284, 288, 292, 296, 300, 308, 312, 316, 320Ю, 324, 328, 332, 336, 340, 344, 348, 352, 356, 360, 364 (рис. іс.).

Иллюстрации: гравюра на дереве – царь Давид на л. [1 об.]

Заставки: л. 1-го сч. 1, 21, 25; 2-го сч. 8 об, 39, 61, 81 об., 91 об., 102 об., 134, 143 об., 152 об., 172, 179 об., 190, 285, 319 об., 329 об., 349; л. 1-го сч. 14 об.; 2-го сч. 17 об., 72: л. 2-го сч. 1, 218 об.; л. 2-го сч. 28 об., 48 об., 114 об., 125, 197 об., 340 об., 365 об.; Наборный орнамент: л. 1-го сч. 17 (1 ряд).

Экземпляр дефектный. Листы 319–340 отсутствуют.

На уцелевших листах следы от воска, зачитанности.

Инициалы, заставки, наборный орнамент, рамка для маргиналий, вязь и гравюра сохранились.

Следы реставрации имеются на листах 1 (1-го сч.), 9–12, 30–33, 1 нн (между л.1 и 2 тетр.)

Листы 1 (2-го сч.)–18, 20–36, 39–40, 43–48, 51–64, 67–71, 100, 103, 128, 132–135, 147, 168, 171, 292, 295, 311–316, 318, 341–367 склеены полосками листов из ученического дневника.

На л. 6 (2-го счета), 13, 21 об. восстановлены кусочки утраченного текста.

Следы карандаша и коричневых чернил: лл. 5 (1-го счета), 28,30 об., 33 об., 1 нн (между л. 1 и 2 тетр. ), 45 (2-го сч.), 50, 61, 73 об., 74, 88, 89, 95, 120, 131, 141, 149, 174, 174 об., 175, 229, 248; на лл.33 об. и 1 нн (между л.1 и 2 тетр.), кроме этого, имеются владельческие записи.

Листы 299–307 прошиты белыми нитками, листы 308–318 и 341–367 прошиты металлической проволокой (л. 316 скреплен только в левом верхнем углу).

При реставрации в качестве форзацных листов (сохранились только приклеенные к верхней и нижней крышкам) использованы страницы из тетради в линейку;

Записи: на форзацном листе верхней крышки надписи фиолетовым карандашом: «кончина ива[на] // васильича труб[ина] // 1931 г месяца мар[та] // 29 числа по-новому // кончина дарьи ива[новны] // трубиной 1930 г // месяца февраля // 6 числа по-новому // кончина ольги // ивановны сачковой // 1936 г месяца // марта 3 числа по-нов[ому] // кончина екатерины // лареоновны сачковой // 1951 г месяца // сентября 14 числа // по-старому 27 по-нов[ому]»; на форзацном листе нижней крышки надписи фиолетовым карандашом: «именины ивана // васильича тру // бина 15 января // по-старому // именины дарьи // ивановны тру // биной 19 марта // по-старому // именины Анны // ивановны тру // биной 28 августа // по-старому // именины Ольги // Ивановны Сачков[ой] // 11 июля по-старому // именины екатери[ны] // лареоновны // сачковой […] 14 […] // 24 ноября по-стар[ому]».

В книгу вложен лист (бумага, скорее всего, того же периода, что и использованная в книге) с надписью от руки печатными буквами (кириллица), на обороте листа надписи чернилами и карандашом.

Переплет реставрирован; сохранились верхняя и нижняя крышки (доски обтянуты телячьей кожей темно-коричневого цвета) со слепым тиснением; переплетные доски выступают над блоком книги; на верхней крышке хорошо сохранились металлические крепления для застежек, сами застежки не сохранились, на нижней крышке сохранились только небольшие фрагменты застежек; оригинальный корешок реставрировался несколько раз: видны следы кожи от первой реставрации, при последней реставрации кожаный корешок заменен корешком из кожзаменителя и прикреплен к крышкам металлической проволокой, с книжным блоком соединен со стороны верхней крышки белыми грубыми нитками.

Интрига

Старообрядцы

Из истории мы знаем, что во второй половине XVII в. в Русской Православной Церкви произошел раскол. Часть православного люда отказалась признать церковные реформы Патриарха Никона, ратуя за сохранение старой обрядности, от чего и название получили – старообрядцы. Они были отвергнуты Церковью, в результате приверженцы старой веры стали расселяться в отдаленных местах Российской империи (Сибирь, Поморье и др.). На Беларусь старообрядцы переселяются в 1650-е г. В юго-восточной части современной Беларуси появилась ветвь старообрядческих поселений, выделившая вскоре из себя и собственно Ветку – центр, имевший Ветковский Покровский монастырь, а в нем единственную по всему православному миру церковь «старого образца». Существенно, что новую родину приверженцы «старой веры» нашли на территории Великого Княжества Литовского, входившего в Речь Посполитую, издавна известной своей веротерпимостью и многоконфессиональностью. Ныне Ветка известна благодаря уникальному музею народного творчества им. Ф. Г. Шклярова (см. Книжная культура. Ветка. Минск, 2013).

Что же книги?

Как известно, старообрядцы принимают книги лишь напечатанные в Москве до второго лета патриаршества Никона, то есть до 1654 года, когда был издан „Служебник», заключающий первые, по мнению их, „новшества никонианския». Во времена Никона и его преемников, особенно при Иоакиме, книги первых пяти патриархов, при замене их исправленными, отбирались от церквей и монастырей и истреблялись. То же было и при Петре I. У сибирских раскольников сохраняется предание, будто этот государь столько сжег старых книг, что когда „пепел приказал лопатой развеяти, и подгребли (медных) застежек от книг сорок пуд». Конечно, это преувеличено, но основание сказанию есть.

Со времен Екатерины II, когда крутые и фанатические меры против раскольников были прекращены, они стали печатать самые необходимые для них книги в тогдашних белорусских землях, преимущественно же в тамошних православных монастырях, имевших типографии с церковнославянским шрифтом. Так, например, в 1767 г. был перепечатан иосифовский „Часослов», а в 1780 „Псалтырь» в Супрасле (близ Белостока). Когда были разрешены Екатериною II „вольные типографии», старообрядцы, клинцовские купцы: Яков Железников, а потом Федор Карташев, завели в посаде Клинцах типографию для печатания „переводов», то есть перепечаток до-никоновских, московского издания, богослужебных книг. Сначала Ф. Карташев приставлял к книгам своей клинцовской печати „выходы», в которых говорилось, будто они напечатаны с указного дозволения польского короля Станислава-Августа (Понятовского) в Почаеве, в Гродне, в Супрасле, в Вильне и пр.

* * *

Наша Псалтирь была приобретена в библиотеку БГУКИ в 2000 г. еще в бытность ректорства Ядвиги Доминиковны Григорович (1992–2007), питавшей особую любовь к старинной книге и способствующей возникновению в библиотеке Отдела редких книг дабы обеспечить сохранность памятникам книжной культуры Беларуси.

Приступив к научному описанию книги мы столкнулись с интересными фактами.

С целью идентификации раритета были изучены все доступные библиографические источники, в первую очередь, Очерк славяно-русской библиографии / В. М. Ундольский (М., 1871, № 2906); Старопечатные славяно-русские издания, вышедшие из западно-русских типографий XV–XVIII вв. / А. И. Миловидов (М., 1908, №351); Кирилловские издания старообрядческих типографий конца XVIII – начала XIX в. : каталог / А. В. Вознесенский (Л., 1991, № 152); Книги Беларуси, 1517–1917 : св. каталог / Гос. б-ка БССР (Минск, 1986). В этих изданиях отсутствует четкая характеристика старообрядческих изданий, не приводятся иллюстрации заставок, наборного орнамента, гравюры, а если и приводятся, то частично. Таким образом, мы считали, что владеем старопечатным изданием Псалтири, изданной по заказу старообрядцев в Гродненской Королевской типографии в 1788 г. Однако, во второй половине XIX в. существовало мнение, что все издания с гродненскими выходными сведениями были выпущены в Клинцах (Перечень по типографиям и по годам западно-русской старопечати церковно-славянского шрифта / П. А. Гильтебрандт // Памятники русской старины в западных губерниях империи. СПб., 1874. Вып. 6. С. 191). Это настораживало. Приближение к истине состоялось, когда гравюра Царя Давида нашего издания была сравнена с гравюрой Псалтири, приобретенной Национальной библиотекой Беларуси в 1989 г. Они не совпадали!

Поиск продолжился. И, наконец, в каталоге Е. А. Емельяновой Старообрядческие издания кирилловского шрифта конца XVIII – начала XIX в. (Москва, 2010, № 352) была обнаружена точная копия гравюры Царя Давида из нашей Псалтири. Е. А. Емельянова идентифицировала ее как гравюру, вошедшую в издание, напечатанное в Типографии П. И. Селезнева в Махновке и К. Колычева в Янове после 1803 г. Совпали также и заставки, наборный орнамет. По записи в каталоге Е. А. Емельяновой были сопоставлены сигнатуры, фолиация, зеркало набора и другие данные.

Таким образом, Псалтирь из фонда редких книг издана в старообрядческой типографии в Махновке и Янове печатниками П. И. Селезневым и К. Колычевым после 1803 г. с ложными выходными данными, хотя одновременно с этим, бытовало издание, напечатанное в 1788 г. в Гродненской Королевской типографии, что вводило в заблуждение как цензоров, так и современных книжников.