Пропустить контент

Проект «Любимые книги преподавателей БГУКИ»

Posted in Новости

Коледа Владимир Романович

руководитель социально-педагогической и психологической службы университета

«Любовь к чтению у меня с детства. Книги были всегда в моей жизни. Мама работала в сельской библиотеке.  Перечитал почти все из того, что было в ней. Читал запоем, читал очень много. Конечно же, среди книг были и любимые. В каждый период времени они были разными.

Вспоминается школа, класс пятый-шестой. Как все мальчишки этого возраста, читал о путешествиях, приключениях. Особенно интересными для меня были в то время «Полесские робинзоны» Янки Мавра и «Синий Бор» Лидии Арабей. В то время на Новогрудчине, практически рядом с моей родной деревней, снимали фильм «Сыновья уходят в бой». С отцом часто смотрели, как проходили съемки. Интересно было наблюдать за действиями на съемочной площадке, игрой артистов, действиями режиссера. Повесть «Синий Бор» напоминает мне события фильма.

В восьмом-девятом классах перечитал всего Александра Дюма. В его романах для меня были доблесть и смелость, коварство, любовь… А затем для влюбленного юноши  любимыми авторами стали  Петрарка, Шекспир, Пушкин. Прекрасные стихи волновали, помогали понять себя и других, дарили романтическое настроение.

Выпускной класс школы и роман «Каласы пад сярпом тваім» Владимира Короткевича. Интереснейшая  книга!  Перечитал ее тогда раз пять!  В этот же период состоялось и знакомство с «Собором Парижской богоматери» Виктора Гюго: средневековая Франция, обычаи, культура, архитектура Парижа и  потрясающий любовный роман….

Затем состоялась запоминающаяся встреча с фантастическими романами Джона Толкиена.  «Хоббит», трилогия «Властелин колец» — все очень понравилось, 4-томное собрание сочинений прочитал на одном дыхании.

Потрясли «Бесы» Федора Михайловича Достоевского. Однозначно, это самое захватывающее произведение писателя!

«Доктор Живаго» Бориса Пастернака я читал в журналах, где публиковался авторский текст романа. Ждал с нетерпением  выход каждого следующего номера. Роман не может оставить равнодушным. Это книга всей жизни писателя.

Помню и то, с каким вниманием читал роман «Невыносимая лёгкость бытия» Милана Кундеры,  чешского писателя-прозаика (речь идет о времени, когда советские войска входят в Прагу). Кстати, посоветовал бы почитать ее нашей молодежи.

Читаю, уважаю классику, но не отказываюсь и от современных авторов.

Среди писателей, произведения которых прочитал в последнее время, Бернар Вебер, Харуки Мураками, Рю Мураками, Ян Барщевский. Роман японского писателя Харуки Мураками «Охота на овец» понравился именно тем, что при отсутствии логики в произведении есть ассоциативность мышления, а «Дети из камеры хранения» Рю Мураками мне интересен с точки зрения глубокого восприятия действительности. Читал с удовольствием и  «Шляхтич Завальня, или Беларусь в фантастичных повествованиях» Яна Барщевского – цикл коротких рассказов, в которых случайные путники благодарят гостеприимного хозяина мифическими историями. Писатель отражает подлинный фольклор Беларуси,  богатство внутренне-мистических переживаний славян.

Очень люблю поэзию Александра Сергеевича Пушкина. Пушкина читал всегда, сколько себя помню! Великолепный слог, изложение! В 16 лет сделал себе подарок: выучил наизусть поэму Пушкина «Руслан и Людмила». Его поэзия учит любить и понимать жизнь. «Сказку о царе Салтане…», наверное, помнят все. А те ощущения,  которые возникали после прочтения? Перечитал ее недавно и понял на образе Гвидона, как происходит становление мужчины. Настоящий мужчина должен получить профессию, построить дом, обеспечить благосостояние, сделать безопасным свое жилище, привести в него женщину. Вот именно так и у Пушкина: в начале у матери с сыном ничего нет: «…видят холм в широком поле, море синее кругом…», но затем, подумав, «…ломит он у дуба сук и в тугой сгибает лук…» — обретает профессию; спасает Лебедь  и «…видит город он большой… В тот же день стал княжить он и нарекся: князь Гвидон…» — вот и дом; дом не пустует: «…Белка песенки поет да орешки все грызет…из скорлупок льют монету да пускают в ход по свету… Все в том острове богаты, изоб нет, везде палаты…»; охрана – богатыри, «…чтобы остров тот хранить и дозором обходить…», и только потом в доме появляется женщина: «…а у князя женка есть, что не можно глаз отвесть…»

Отношение к экранизации? Хорошее.  Хорошая экранизация бывает сильнее самих произведений. А вот слабая она или сильная – это определяется силой воздействия на зрителей. Возможно, не весь фильм, а отдельные моменты могут быть сильнее книги чисто эмоционально.

Читаю и традиционную, и электронную книгу, но воспринимается лучше традиционная».

1

1

1

1

1